Инфраструктурные бюджетные кредиты: регион становится кредитором в проектном финансировании

Михаил Корнев

Линия права



«Механизм» предоставления бюджетных инфраструктурных кредитов был анонсирован президентом России Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию. Предполагается, что до конца 2023 года объем таких кредитов составит не менее 500 млрд руб. Какие возможности инвестиционные кредиты открывают в сфере ГЧП и проектного финансирования, рассказал советник, руководитель Практики проектного финансирования и ГЧП АБ «Линия права» Михаил Корнев.

Как известно из выступления президента, инфраструктурные кредиты будут выдаваться по ставке не более 3% годовых на 15 лет под конкретный проект, прошедший федеральную экспертизу. В числе приоритетных обозначены проекты в сфере автодорожной инфраструктуры, ЖКХ, общественного транспорта, туризма, социальной сфере, комплексного развития территорий. При этом размер кредита будет рассчитываться с учетом проводимой субъектом РФ ранее долговой политики: «чем меньше долгов было у региона, тем больше он сможет получить инфраструктурных кредитов».

Таким образом, инфраструктурный кредит является выгодной альтернативой или дополнением к банковскому финансированию. Инвестиционный кредит позволяет получить «длинные дешевые деньги». С учетом того, что ключевая ставка ЦБ РФ составляет (на 29 апреля 2021 года) 5% с перспективами роста, инфраструктурный кредит может ощутимо улучшить финансовые показатели проекта. Кроме того, горизонт финансирования в 15 лет вполне позволяет использовать инфраструктурные кредиты в проектах с длительным сроком возвратности инвестиций, а также сочетать их с краткосрочным, но и более дорогим банковским финансированием. Субъекты РФ могут быть заинтересованы в дополнительном обеспечении возвратности инфраструктурного кредита и соответствующем обеспечении. 

Так как бюджетные кредиты предоставляются на условиях возмездности и возвратности, полагаем, что наибольший интерес у регионов возникнет в отношении проектов, генерирующих доход за счет коммерческой деятельности частного партнера (концессионера), а не за счет бюджетных обязательств региона.

В классических концессиях достаточным обеспечением интересов региона служило возникновение права публичной собственности на создаваемый объект. При грамотном структурировании проекта объем обязательств региона в инвестиционной части не превышал бы стоимость создания объекта (с учетом кредитной составляющей).

Предоставляя средства на реализацию проекта за счет бюджетного кредита, регион будет заинтересован в обеспечении возвратности средств: как и частный партнер (концессионер), регион является «заемщиком», а значит возникновение собственности на построенный объект уже не гарантирует всех интересов региона. 

Независимо от итогов реализации проекта инфраструктурный кредит подлежат возврату. В отличие от классических концессий, регион как заемщик опосредовано несет риски доходности по проекту и заинтересован в получении части дохода от проекта.

Возвратность инфраструктурного кредита может обеспечиваться за счет уже отработанных механизмов, например, концессионной платы или платы частного партнера. В интересах региона ее можно определить как процент от получаемой концессионером (частным партнером) прибыли, но не менее размера, достаточного для погашения тела и процентов по инфраструктурному кредиту.

В случае, если доходность проекта не позволяет обслуживать инфраструктурный кредит, регион будет вынужден обеспечивать его возврат за счет иных источников, что повышает нагрузку на бюджет и является дополнительным риском для региона при применении инфраструктурного кредита.

В этом случае субъект РФ будет заинтересован в применении дополнительных механизмов обеспечения обязательств частного партнера (концессионера) по возмещению тела и процентов по инфраструктурному кредиту.

Полагаем, что для такого обеспечения могли бы применяться классические механизмы проектного финансирования, в которых регион участвовал бы наравне с финансирующим банком:

  • определение очередности удовлетворения требований региона и банка к концессионеру (частному партнеру).

Очевидно, что акционерный долг должен быть субординирован по отношению к обязательствам перед банком и регионом. «Старшинство» обязательств банка и региона будет подлежать обсуждению.

  • обязательства перед регионом могут быть обеспечены залогами прав требования кредитора к третьим лицам, залоговыми счетами, поручительствами акционеров.

Так как объем банковского финансирования может быть уменьшен за счет инфраструктурного кредитования, соответствующее уменьшение объемов обеспечения обязательств перед банком может быть использовано для обеспечения обязательств перед регионом. Банк и регион должны будут договориться о порядке удовлетворения требований за счет обеспечения.

  • регион, таким образом, становится еще одним «старшим» кредитором.

Конкуренция региона и банка в проектном финансировании не типична: регион по концессиям и ГЧП-проектам обычно выступает «гарантом» перед банком. В случае применения инфраструктурных кредитов регион становится также и самостоятельным кредитором.

С этой точки зрения инвестор также принимает дополнительные риски: вместо одного кредитора (банка) в проекте участвуют сразу два кредитора, каждый с самостоятельным интересом в возврате займов и обеспечении обязательств частного партнера (концессионера). Это усложняет структуру сделки и налагает на частного партнера (концессионера) дополнительные риски по управлению проектом. Также при применении инфраструктурного кредита возникает вопрос о применимости механизма гарантирования минимального дохода. Регион как кредитор частного партнера (концессионера) уже принял на себя дополнительные риски по возврату инфраструктурного кредита и может быть не заинтересован в дополнительной нагрузке на бюджет за счет МГД, что также порождает дополнительные риски при структурировании сделки.  

Пока инфраструктурный кредит (500 млрд рублей до 2023 года) глобально не является конкурентом банковскому кредитованию по объемам финансирования, но с учетом стоимости финансирования банковский кредит безусловно проигрывает инфраструктурному.

В случае распространения инфраструктурного кредитования банки могут быть вынуждены скорректировать требования к платежным механизмам проектов и смягчить позицию безусловного «старшего» кредитора.

Порядок отбора проектов (фактически – требования к проектам), а также порядок определения размера инфраструктурного кредита подлежат определению, но именно от них во многом зависит, как конкретно поменяется механизм структурирования проектов с учетом инвестиционного кредита.